Он никогда не видел ее слез

Картина — Дарины Дерипаски

 

Он никогда не видел ее слез.

Бежал к ней за спасением от бед.

Это не стихотворение. Это самая обыкновенная история. Удивительно, да, это, правда, удивительно, но я только раз видела, как Она шагала налегке, без сумок, клунок и пакетов с продуктами. Она была так красива тогда, точно расцвела и помолодела. Я хорошо запомнила тот теплый солнечный весенний день (День Его рождения), а Он, кстати, так и не вспомнил, так ничего и не вспомнил.




Она с самого утра была на ногах, ведь надо было успеть сделать укладку, почистить картошку, сбегать за глазурью для торта, помыть полы, погладить штаны младшенькому, макияж себе сделать. А еще закуски разложить, салаты заправить  и торт оформить.

Мне показалось, что с утра на Ней просто лица нет, так эта женщина устала. Но, чудо, вечером от Ее усталости не осталось и следа, вечером она была восхитительна, она успела поразить воображение ни одного мужчины (начиная от 50 до 350*), пока возвращалась из парикмахерской, бросая мимолетные взгляды, ничего не значившие, так как всеми мыслями была уже дома с семьей.

А потом опять серые будни. Она стремглав мчится вверх по карьерной лестнице. С  помощью маленькой вазы, купленной в магазине «Все по пять», тряпичной куклы, сшитой вручную, салфетки, сплетенной тонким макраме, создает семейный уют. Сочувствует Его бедам, вместе с Ним переживает очередное поражение, и, что очень важно, искренне радуется каждой победе. Она жалеет мужа, ведь его труд недооценен.  И пусть Она забыла об отдыхе, не помнит, когда могла поспать положенные 7-8 часов, уже давно не поет красивым низким голосом песен собственного сочинения, выглядит абсолютно счастливой.

Я хорошо помню яркий свет в Ее глазах и улыбку (я удивлялась, как после напряженного трудового дня у Нее хватало сил улыбаться).

Я не помню, когда свет погас. Никто не может знать наперед, что наступит точка невозврата. Если бы можно было предугадать, хотя вряд ли это что-нибудь изменило. Она поняла, что это Конец. В Ее лучезарных глазах, благородных жестах, изящных руках было столько искренности, доброты  и нежности, что, казалось, она сможет обнять весь мир. Но все это было подкреплено доверием. И вот доверия не стало. Как и не стало света. С Ним ее глаза уже не засияют. Возможно, с кем-то другим, но не с Ним. Он тогда впервые увидел слезы, Ее слезы.

После этого я  не встречала Ее вот уже 8 лет. Не знаю, ушла ли Она от Него, или так и живет, механически создавая уют, с печальными глазами. Я хотела найти Ее в соцсетях, но ничего не вышло. Я помню, Она говорила, что принципиально не создает себе аккаунтов.

Недавно, когда прогуливалась по вечерней набережной, увидела женщину, так похожую на Нее, только слегка похудевшую, как мне показалось, и волосы на пару тонов светлее. Она пела низким голосом, а мужчина рядом аккомпанировал ей на гитаре. Вокруг было много взрослых детей, потому я сделала вывод, что пара эта популярна в некоторых кругах.

Я так и не поняла, Она это была или нет. Трудно поверить, но не поняла. Людей было много, пробиться сквозь толпу сложно. Думаю, я еще узнаю об этом, но сегодня мне очень хочется верить, что если не здесь, то где-то в другом месте звучит ее красивый голос, лицо озаряет нежная улыбка, а глаза светятся еще более ярким светом.

 

*- 50-350 – количество грамм выпитого спиртного. Почему не больше? Думаю, эта граница не оскорбляет достоинства женщины. Если больше – согласитесь, немного обидно.

© Helen, 2018

 

Читать статьи.

Читать книги.

Вернуться на главную.

4 комментария

  1. Мне тоже очень хочется поверить, что Ее жизнь изменилась к лучшему. И очень понравилась иллюстрация к рассказу.

Добавить комментарий для Дарина Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *